Пленум по мошенничеству 2019

Мошенничество, присвоение и растрата: позиция Пленума ВС по уголовным проблемам в бизнесе

Пленум по мошенничеству 2019

Впервые за 10 лет Пленум Верховного суда решил разъяснить практическое применение в судах нормы Уголовного кодекса о мошенничестве, присвоении и растрате. Судьи обратили внимание, что эта часть уголовного права неразрывно связана с бизнесом.

Ведь наиболее часто мошеннические действия осуществляются в сфере кредитования, финансовых операциях, получении различных выплат. Совершить же присвоение или растрату могут только должностные лица.

Мы подготовили обзор самых важных выводов, сделанных Пленумом ВС РФ.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”. В документе ВС РФ приводит первые за последние 10 лет масштабные разъяснения о нормах Уголовного кодекса, регламентирующих ответственность за преступления такого рода.

Обновление позиций потребовалось, в том числе, в связи с включением в УК РФ новых статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, а также кибермошенничество с использованием платежных карт и в сфере компьютерной информации. С даты утверждения нового постановления прежнее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.

2007 N 51 с аналогичными разъяснениями утратило силу.

Рассмотрим подробнее некоторые выводы, сделанные судьями. Ведь теперь на них могут ориентироваться адвокаты, прокуроры и судьи во время рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, растрате и присвоении.

Квалификация мошеничества

Верховный суд разъяснил, как квалифицировать случаи мошенничества. Ведь кроме статьи 159 УК РФ, которая предусматривает ответственность за “классическое” мошенничество, существуют еще 5 статей, регламентирующих ответственность за:

Кроме того, в статье 159 УК РФ части 5-7 устанавливают ответственность за подобное преступление в предпринимательской сфере.

Поэтому всего в распоряжении следователей и судей получается семь видов мошеннических действий, к тому же разделенных на подвиды внутри каждой статьи.

Несмотря на такое разнообразие, с классификацией возникают неясности, которые и постарался устранить ВС РФ. Судьи, в частности, указали, что:

  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Мошенничество с выплатами

Судьи вывели состав преступления по статье 159.2 УК РФ. Они указали, что предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги образут состав такого преступления. Виновное лицо может сообщить, к примеру, неправдивую информацию:

  • о личности получателя;
  • об инвалидности;
  • о наличии детей или иждивенцев;
  • об участии в боевых действиях;
  • о невозможности трудоустройства.

Такая неправдивая информация, по мнению ВС РФ, доказывает наличие умысла. Кроме того, уголовно наказуемым деянием является умолчание получателя выплат об изменении обстоятельств, вследствие которых он теряет право на получение денег. Например, гражданину дали другую группу инвалидности, а он продолжает получать выплаты по прежней группе.

При этом, как отметил Пленум ВС РФ, всевозможные гранты, стипендии в поддержку науки, образования, а также сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства не относятся к социальным выплатам. Поэтому сообщение ложной информации для их получения, а также прочие мошеннические действия в этой области следует квалифицировать по подходящей под ситуацию части статьи 159 УК РФ.

Приготовление или покушение на мошенничество

Верховный суд считает, что за приготовление к мошенничеству нужно судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам.

В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление. При этом именно доказывание умысла является сложным при такого рода преступлениях.

При этом в документе даны определения таким понятиям, как обман и злоупотребление доверием. В частности:

Обман — это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение.

К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п.

А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

А вот злоупотребление доверием — это использование доверительных отношений с человеком с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. В таком случае речь может идти, например, о доверии со стороны банка или МФО к заемщику.

Кроме того, судьи отметили, что мошенничество считается совершенным, а преступление оконченным, когда преступник завладел имуществом или правом на него и получил реальную возможность пользоваться и распоряжаться им. Если этого не произошло, но умысел на совершение преступления был, речь идет о приготовлении мошенничества.

Кредиты и компьютеры

Особое место в постановлении Пленума ВС РФ занимают вопросы, связанные с обманом при получении кредитов, использовании платежных средств и компьютерной техники. Судьи указали, что:

1. Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита. К таким сведениям относится:

  • сведения о месте работы;
  • данные о доходах;
  • сведения о финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации;
  • данные о наличии непогашенной кредиторской задолженности;
  • сведения об имуществе, являющемся предметом залога.

2. Вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на:

  • серверы;
  • средства вычислительной техники (компьютеры);
  • ноутбуки;
  • планшетные компьютеры;
  • смартфоны,

если такое воздействие нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник.

Ведь если денег на счету нет, потерпевшему был причинен ущерб, а куда они ушли, уже не играет роли. При этом местом совершения и окончания такого преступления является адрес банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет.

Это необходимо для правильного определения территориальной подсудности.

Источник: //ppt.ru/news/141030

Верховный суд уравнял наличные и электронные деньги

Пленум по мошенничеству 2019

Верховный суд (ВС) РФ уравнял наличные и электронные деньги с точки зрения уголовной ответственности за их хищение. Пленум ВС РФ разъяснил, что безналичные средства однозначно могут являться объектами кражи, тогда как ранее преступления с участием электронных денег трактовались как мошенничество в сфере компьютерной информации.

Этот нюанс исключит сложившийся в судебной практике парадокс: когда за одно и то же преступление, с одной и той же суммой денег, но разной их формой, назначаются противоположные наказания.

Например, за хищение 1,5 миллиона рублей по статье 158 УК РФ (кража) предусмотрено до 10 лет заключения. Однако присвоение такой же безналичной суммы при квалификации по статье 159.

6 УК (мошенничество в сфере компьютерной информации) может закончиться даже не лишением свободы, а штрафом или исправительными работами.

ВС РФ в своём пленуме призвал российские суды устранить эту несправедливость и трактовать хищение электронных денег, как кражи. Также документ разъяснил ещё ряд особенностей рассмотрения уголовных дел, связанных с аферами с использованием современных технологий.

Время и место хищений

ВС пояснил, что обычное мошенничество признаётся оконченным с момента, когда похищенное имущество поступило в незаконное владение афериста, и он получил реальную возможность распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению.

Когда в преступлениях фигурируют безналичные денежные средства, то их следует считать оконченными с момента изъятия электронных денежных средств со счета владельца.

В этих же случаях местом окончания преступления необходимо считать место нахождения банка или иной организации, в которых хранились электронные средства пострадавшего. Это очень важное разъяснение, которое поможет определять подсудность по таким делам. С точки зрения ВС РФ, они должны рассматриваться в том регионе или районе, откуда деньги похитили.

Афера или кража

ВС также объяснил разницу между кражей и хищением электронных денег, в зависимости от способа увода средств со счета. Например, если аферист обманул банковского работника и похитил безналичные средства, то это мошенничество, но если он ввёл в заблуждение банкомат — кража.

В случаях, когда хищение произошло при помощи поддельной кредитной карты или путём обмана сотрудника кредитной или торговой организации о владении данной платёжной картой, то такие действия квалифицируются по статье 159.3 УК РФ (мошенничество с использованием платежных карт), говорится в тексте пленума.

«Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать как кражу», — указывает он.

Не образует состава мошенничества и ситуация, когда похититель воспользовался необходимой для получения доступа к кредитке информацией, если злоумышленнику ее сообщил сам потерпевший.

Даже если владелец карты сам передал конфиденциальную информацию — свои персональные данные, пароли, ответы на контрольные вопросы — под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируют как кражу, указывает ВС РФ.

Взломы компьютеров и вирусы

Подключение к чужому «мобильному банку» или любой системе интернет-платежей будет также считаться кражей, если похититель при этом не использовал для входа компьютерные вирусы или программы для взлома.

При этом изменение данных о состоянии банковского счета или о движении денежных средств, произошедшее в результате использования данных потерпевшего, не может не признаваться неправомерным влиянием на программное обеспечение компьютеров и телекоммуникационные сети, отмечает ВС.

Распространение же в Интернете заведомо ложных данных с целью получения средств уже считается чистым мошенничеством, поясняет пленум. Например, к таким преступлениям можно отнести создание поддельных сайтов благотворительных организаций или интернет-магазинов, а также использование для афер электронной почты.

ВС также напоминает, что в случаях совершения мошенничества с помощью неправомерного доступа к компьютерной информации или посредством создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ, такие преступления необходимо дополнительно квалифицировать по статье 272 (неправомерный доступ к компьютерной информации), 273 (создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ) или 274.1 (неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру) УК РФ.

Ирина Тумилович

Источник: //rapsinews.ru/publications/20171130/281134084.html

Статья 159. Мошенничество

Пленум по мошенничеству 2019

Новая редакция Ст. 159 УК РФ

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания.

1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Источник: //ukodeksrf.ru/ch-2/rzd-8/gl-21/st-159-uk-rf

Мошенничество отделят от краж

Пленум по мошенничеству 2019

Верховный суд (ВС) России сделал очередной шаг в сторону либерализации уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности.

Пленум ВС рекомендовал вчера судам закрывать дела в тех случаях, когда следствию не удалось доказать, что подсудимый изначально имел умысел на совершение хищения чужого имущества.

Кроме того, ВС считает правильным признавать обычными хищениями некоторые виды компьютерных мошенничеств. При этом аферы, в результате которых граждане теряют свое жилье, предлагается расценивать только как тяжкие преступления.

Уголовная ответственность за деяния, связанные с «неисполнением договоров», то есть совершенные в сфере предпринимательской деятельности, должна наступать только в тех случаях, когда установлено, что умысел на хищение чужого имущества возник у подсудимого еще до совершения преступления. Если же наличие изначального преступного умысла не доказано, отметила выступавшая на вчерашнем пленуме ВС судья Верховного суда Татьяна Хомицкая, то речь может идти о гражданско-правовых отношениях, само же дело «должно быть прекращено».

ВС детализировал и практику рассмотрения дел о кибермошенничествах и преступлениях, связанных с использованием банковских карт.

Например, если мошенник снял деньги потерпевшего, воспользовавшись его персональными данными, в частности, через «Мобильный банк» в похищенном или одолженном сотовом телефоне, то такие действия нужно квалифицировать не как мошенничество в сфере компьютерной информации (159.6 УК РФ), а как простую кражу (ст. 158 УК РФ).

Также как кражу, а не компьютерное преступление, следует рассматривать хищение имущества через поддельные сайты благотворительных организаций, интернет-магазины и т. п.

Аналогичная рекомендация в проекте постановления пленума Верховного суда содержится и для тех случаев, когда злоумышленник снял с чужой карты деньги в банкомате, вне зависимости от того, похитил ли он ее или потерпевший сам передал ее преступнику, сообщив свои персональные данные «под воздействием обмана или злоупотребления доверием».

Еще одним важным вопросом, рассмотренным вчера на пленуме ВС, была оценка ущерба, причиненного мошенниками, при вынесении приговора. Авторы проекта постановления, напомнив, что по нынешнему законодательству «мошенничество, присвоение или растрата» на сумму до 2,5 тыс. руб.

является «мелким хищением», а о «значительном ущербе» можно говорить только когда речь идет о более чем 5 тыс. руб., предложили вместе с тем в каждом конкретном случае учитывать имущественное положение потерпевшего.

В частности, судам предлагается при принятии решений определять «наличие у потерпевшего размера доходов, периодичность их поступления, наличие иждивенцев, а также совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство».

«Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего»,— говорится в проекте постановления пленума.

При этом отдельно оговаривается, что если в результате аферы потерпевший лишился права на жилое помещение, то действия виновного можно квалифицировать только по ч. 4 ст. 159 УК РФ (до десяти лет лишения свободы), независимо от того, являлось ли это жилье у потерпевшего единственным и использовалось ли оно для собственного проживания.

Не решенными окончательно остались вчера два вопроса. Участники пленума не пришли к единому мнению, что считать местом преступления при хищении безналичных средств — местонахождение преступника или банк, из которого были украдены средства.

Также мнения разделились по вопросу о том, какой момент следует считать окончанием кибермошенничества или хищения средств с использованием банковских карт.

В одном из вариантов постановления предлагается преступление считать оконченным с момента зачисления украденных средств на банковский счет злоумышленника, в другом — с момента списания денег со счета их владельца. Отметим, что от решения этих вопросов зависят подследственность и подсудность уголовных дел.

Участвовавший в пленуме замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек, к примеру, поддержал первый вариант. «В стране уже сложилась судебная практика считать преступления оконченными с момента поступления похищенных средств в незаконное владение»,— заявил он. Как бы то ни было, решения по спорным вопросам в ВС еще будут доработаны.

Алексей Соковнин

Источник: //www.kommersant.ru/doc/3467569

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями

Пленум по мошенничеству 2019

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Напомним, проект документа рассматривался 14 ноября, однако его направили на доработку, по итогам которой в текст были внесены незначительные редакционно-технические правки.

Кроме того, постановление дополнено п. 34, указывающим, что если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суду следует прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст.

14 УК РФ.

Ранее адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов отметил, что со времени принятия Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г.

№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» изменилось уголовное законодательство, возникли новые формы и виды мошенничества, большое распространение получили хищения с использованием электронных средств платежей, появились вопросы, связанные с квалификацией деяний, а также с разграничением мошенничества и смежных составов, что требовало разъяснений высшего судебного органа.

Также эксперт заметил, что в новых разъяснениях впервые уделено внимание вопросам квалификации отдельных видов мошенничества по ст. 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 и 159.6 УК РФ, появившимся уже после принятия предыдущего постановления ВС РФ. Он добавил, что вопрос обеспечения единообразия практики применения данных положений назрел давно, поэтому определенность в их толковании особенно значима.

Стоит отметить, что Пленум ВС РФ утвердил второй вариант п. 5 постановления, указав, что если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные, то по смыслу положений п. 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст.

128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества.

Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Ранее относительно вопроса момента окончания мошенничества партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко отметил, что подобная формулировка категорически недопустима.

Такой подход, по мнению эксперта, противоречит понятию хищения, так как само по себе изъятие не дает возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом. Он пояснял: «Складывается впечатление, что это вариант для оперативных служб.

Если останется такой подход, это будет изменение уголовно-правовой нормы путем толкования ВС РФ, что и необоснованно, и увеличивает карательную составляющую ст. 159 УК РФ».

Управляющий партнер «Забейда и партнеры» Александр Забейда в этой связи указывал, что, скорее всего, под электронными денежными средствами в постановлении подразумеваются криптовалюты.

Так как правовая природа этого вида имущества в настоящий момент не имеет легального определения, криптовалюту сложно отнести к электронным деньгам.

По мнению адвоката, с уголовной точки зрения ее можно отнести скорее к иному виду имущества или праву на такое имущество.

Адвокат также отмечал, что территориальной привязки криптокошелек не имеет. «Он представляет собой часть зашифрованного ключа.

Этот ключ предоставляет возможность распоряжения криптовалютой, сведения о которой имеются в распределенном реестре, в связи с чем любая информация о сделке, например переводе криптовалюты на другой кошелек, появляется одновременно на всех компьютерах, встраивающих данные о сделке в цепочке блоков, – пояснил эксперт. – Мест совершения преступления в данном случае множество».

В то же время Валерий Саркисов указал, что проект принятого сегодня постановления не содержит позиции Пленума ВС РФ относительно того, как именно следует квалифицировать деяния в отношении безналичных денежных средств.

Указывая, что они являются хищениями, Суд ничего не говорит о том, по какой именно статье УК РФ они должны квалифицироваться, несмотря на то что практика выработала относительно единый подход к решению этого вопроса.

Определен и п. 6 постановления, предлагавшийся в проекте в двух вариантах.

В соответствии с принятым документом, местом окончания преступления в случаях, когда предметом мошенничества являлись безналичные денежные средства, необходимо считать место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета. Исходя из этого судам надлежит решать вопрос о территориальной подсудности уголовного дела.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/verkhovnyy-sud-razobralsya-s-ekonomicheskimi-prestupleniyami/

Статья 159 УК РФ. Мошенничество

Пленум по мошенничеству 2019

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания. 1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

См. все связанные документы >>>

1. Предметом мошенничества может быть не только чужое имущество, как при других формах хищения, а также право на имущество, что отражает специфику данной формы хищения.

Например, мошенники заключают с одинокими престарелыми людьми договоры о пожизненном содержании с последующим переходом в их собственность жилья, принадлежащего этим старикам, без намерения реально выполнять договорные обязательства.

Нередко предметом мошенничества выступает право пользования нежилыми помещениями, земельными участками и т.п.

2. С объективной стороны мошенничество заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество одним из двух указанных в законе способов: путем обмана или путем злоупотребления доверием.

3. Обман как способ хищения чужого имущества может иметь две разновидности.

Активный обман состоит в сознательном сообщении заведомо ложных сведений либо в умолчании об истинных фактах, а также в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение (например, предоставление фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использование различных обманных приемов при расчете за товары или услуги или при игре в азартные игры, имитация кассовых расчетов и т.д. – п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” ).

——————————–

БВС РФ. 2008. N 2.

Пассивный обман заключается в умолчании о юридически значимых фактических обстоятельствах, сообщить которые виновный был обязан (например, о недостатках передаваемого товара, его стоимости, отсутствия у виновного необходимых полномочий и т.д.), в результате чего лицо, передающее имущество, заблуждается относительно наличия законных оснований для передачи виновному имущества или права на него.

4. Обман, который не является способом непосредственного завладения чужим имуществом, а служит, например, средством облегчения доступа к нему, не может квалифицироваться как мошенничество.

Например, лицо, выдающее себя за работника коммунальной службы, прибывшего в квартиру якобы для устранения каких-либо неисправностей, и незаметно от владельца похищающее ценную вещь, совершает не мошенничество, а кражу.

5. Вторым способом мошеннического завладения чужим имуществом является злоупотребление доверием.

Оно “заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам.

Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим” (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Иллюстрацией такого способа мошенничества является преднамеренное неисполнение принятых виновным на себя обязательств (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ или оказание услуг, предоплаты за поставку товара и т.п. без действительного намерения возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

6. При злоупотреблении доверием, как и при обмане, собственник или иной владелец имущества, введенный в заблуждение, сам передает имущество мошеннику, полагая, что действует в собственных интересах. Не является мошенничеством хищение чужого имущества, которое не было передано виновному, а было доверено ему, например, для временного присмотра.

Например, не мошенничеством, а кражей следует признавать действия вокзального вора, который, войдя в доверие к ожидающему поезда пассажиру, попросившего виновного присмотреть за его вещами, во время отлучки этого пассажира похищает оставленные под его присмотр вещи.

7. Использование фиктивного документа, подделанного другим лицом, как разновидность обмана или злоупотребления доверием представляет собой конструктивный элемент мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК.

Однако “хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ” (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Если лицо в силу обстоятельств, не зависящих от его воли, фактически не воспользовалось подделанным им документом для мошеннического завладения чужим имуществом, содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 30 и соответствующей части ст. 159, а также по ч. 1 ст. 327 УК.

8. Преступление считается оконченным с момента, когда в результате обмана или злоупотребления доверием чужое имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность пользоваться им или распорядиться по своему усмотрению.

Если мошенничество выразилось в обманном приобретении права на чужое имущество, то оно содержит состав оконченного преступления с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности распорядиться чужим имуществом как своим собственным (например, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения о признании за виновным права на имущество; со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченным органом власти или лицом, введенным в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом – п. 4 Постановления).

9. Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, а преследующее цель хищения чужого имущества, охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 173 УК.

Незаконная предпринимательская деятельность, состоящая в изготовлении и реализации фальсифицированных товаров и сопряженная с обманом потребителей относительно качества и иных характеристик реализуемых товаров, также образует состав мошенничества и не нуждается в дополнительной квалификации по ст. 171 УК.

Однако действия по изготовлению и реализации товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, образуют совокупность мошенничества и преступления, предусмотренного ст. 238 УК (п. 9 Постановления).

10. Получение социальных выплат, денежных переводов, банковских вкладов и т.п. посредством обманного использования чужих личных документов надлежит квалифицировать как мошенничество (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

11. Субъективная сторона мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

12. Субъект мошенничества – лицо, достигшее возраста 16 лет.

13. Квалифицированные составы мошенничества предполагают его совершение группой лиц по предварительному сговору либо с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159 УК). этих признаков идентично содержанию одноименных признаков квалифицированной кражи (п. “а” и “в” ч. 2 ст. 158 УК).

14. Крупный размер при мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК) имеет то же содержание, что и при краже.

15. Использование своего служебного положения при мошенничестве (ч. 3 ст.

159 УК) означает, что должностное лицо либо государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вопреки интересам службы использует вытекающие из его служебных полномочий возможности для незаконного завладения чужим имуществом или для незаконного приобретения права на него.

Данный квалифицирующий признак отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было передано им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и т.д. или трудового договора (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Действия должностного лица, если они выразились в получении незаконного вознаграждения за совершение по службе определенных действий в интересах дающего, должны квалифицироваться как получение взятки (ст.

290 УК) независимо от ответственности за мошенничество, а аналогичные действия лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, – как коммерческий подкуп по ч. 3 или ч. 4 ст.

204 УК.

Наиболее опасные разновидности мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК) характеризуются совершением этого преступления организованной группой или в особо крупном размере. Эти признаки имеют то же содержание, что и при краже.

Источник: //rulaws.ru/uk/Razdel-VIII/Glava-21/Statya-159/

ПоддержкаГраждан
Добавить комментарий