Статья обвинение в совершении преступления

Статья 31. Подсудность уголовных дел | ГАРАНТ

Статья обвинение в совершении преступления

Статья 31. Подсудность уголовных дел

1. Мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 107 частью первой, 108, 109 частями первой и второй, 116.1, 134, 135, 136 частью первой, 146 частью первой, 147 частью первой, 151.1, 157, 158.

1, 170, 170.2, 171 частью первой, 171.1 частями первой, третьей и пятой, 171.3 частью первой, 171.4, 174 частями первой и второй, 174.1 частями первой и второй, 177, 178 частью первой, 183 частью первой, 185, 191.1 частями первой и второй, 193 частью первой, 193.1 частью первой, 194 частью первой, 195, 198, 199 частью первой, 199.1 частью первой, 199.

2 частью первой, 199.3, 199.4 частью первой, 200.1, 201 частью первой, 202 частью первой, 205.6, 207, 212 частью третьей, 215 частью первой, 215.1 частью первой, 215.3 частью первой, 215.4 частью первой, 216 частью первой, 217 частью первой, 217.2 частью первой, 219 частью первой, 220 частью первой, 225 частью первой, 228 частью первой, 228.2, 228.

3, 234 частями первой и четвертой, 234.1 частью первой, 235 частью первой, 236 частью первой, 237 частью первой, 238 частью первой, 239, 243 частью первой, 243.1, 243.2 частью первой, 243.

3 частью первой, 244 частью второй, 247 частью первой, 248 частью первой, 249, 250 частями первой и второй, 251 частями первой и второй, 252 частями первой и второй, 253 частями первой и второй, 254 частями первой и второй, 255, 257, 259, 262, 263 частью первой, 264 частью первой, 264.

1, 266 частью первой, 270, 271, 272 частью первой, 273 частью первой, 274 частью первой, 285.1 частью первой, 285.2 частью первой, 286.1 частью первой, 287 частью первой, 288, 289, 292, 293 частями первой и первой.1, 294 частями первой и второй, 296 частями первой и второй, 297, 298.

1, 301 частью первой, 302 частью первой, 303 частями первой и второй, 306 частями первой и второй, 307 частью первой, 309 частями первой и второй, 311 частью первой, 314.1, 315 частью первой, 316, 322 частью первой, 323 частью первой, 327 частями первой — третьей, 327.1 частью первой и 328 Уголовного кодекса Российской Федерации.

2. Районному суду подсудны уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в частях первой (в части подсудности уголовных дел мировому судье) и третьей настоящей статьи.

3. Верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны:

1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 105 частью второй, 131 частью пятой, 132 частью пятой, 134 частью шестой, 228.1 частью пятой, 229.

1 частью четвертой, 277, 281 частью третьей, 295, 317, 357 Уголовного кодекса Российской Федерации, за исключением уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет, и уголовных дел, по которым в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь в соответствии с положениями части четвертой статьи 62, части четвертой статьи 66 и части четвертой статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 126 частью третьей, 209, 210 частью четвертой, 210.1, 211 частями первой — третьей, 212 частью первой, 227, 275, 276, 278, 279, 281 частями первой и второй, 353 — 356, 358, 359 частями первой и второй, 360 Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) уголовные дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи, судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства;

3) уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну.

4. Утратила силу с 1 января 2013 г.

См. текст части 4 статьи 31

5. Гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, за исключением уголовных дел, подсудных вышестоящим военным судам.

6.1. 1-му Восточному окружному военному суду, 2-му Западному окружному военному суду, Центральному окружному военному суду и Южному окружному военному суду подсудны:

1) уголовные дела, указанные в частях третьей и шестой настоящей статьи;

2) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 211 частью четвертой, 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

3) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 277, 278, 279 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, если их совершение сопряжено с осуществлением террористической деятельности;

4) уголовные дела о преступлениях, при назначении наказания за которые подлежит учету отягчающее обстоятельство, предусмотренное пунктом «р» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации.

7.1. Если дела о преступлениях, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом, подсудны военному суду в отношении хотя бы одного из соучастников, а выделение уголовного дела в отношении остальных лиц невозможно, указанные дела в отношении всех лиц рассматриваются соответствующим военным судом.

9. Районный суд и военный суд соответствующего уровня принимают в ходе досудебного производства по уголовному делу решения, указанные в частях второй и третьей статьи 29 настоящего Кодекса.

10. Подсудность гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен.

Источник: http://base.garant.ru/12125178/802464714d4d10a819efb803557e9689/

Дело Йозефа К. Позиция обвинения

Статья обвинение в совершении преступления

Контекст

Дело Йозефа К. Материалы следствия

Начинается суд по делу чиновников, деятельность которых была описана Францем Кафкой в романе «Процесс». В отношении них выдвинут ряд обвинений по результатам незаконного привлечения к уголовной ответственности старшего прокуриста крупного банка Йозефа К. 

Сторона обвинения, выразителем которой является адвокат Алексей Михальчик, первой представит доказательства по делу. 

Ваша честь, уважаемые участники процесса!

Закончено расследование уголовного дела в отношении лиц, совершивших в составе преступной группы различные преступления против жизни и здоровья граждан, государственной власти и против правосудия.

Сторона обвинения полагает, что вина подсудимых — следователя-инспектора* (статья 299 УК РФ), стражей Франца и Виллема (286 УК РФ), двух палачей (105 УК РФ), — а также квалификация содеянного ими полностью подтверждается собранными по делу и исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами. 

Напомню, что жертвой подсудимых стал потерпевший Йозеф К., который был незаконно привлечен к уголовной ответственности, подвергался мерам процессуального принуждения на протяжении целого года, а впоследствии был убит в целях сокрытия ранее совершенных в отношении него преступлений. 

Совершенные преступления чудовищны и, на что хотелось бы обратить внимание суда, совершены они теми, у кого обычные граждане ищут защиты от преступных посягательств, теми, кому государство доверило властные полномочия, теми, кто сам от имени закона судил и наказывал обычных людей.

Считаю доказанным, что лица, находящиеся на скамье подсудимых, объединились с целью совершения ряда преступлений, распределили между собой преступные роли и далее действовали согласованно.

Вклад каждого из виновных лиц в осуществление задуманного различен, но в итоге общие усилия привели к достижению запланированного преступного результата — смерти потерпевшего, дискредитации органов власти и институтов правосудия.

Йозеф К., который не совершал никаких преступлений, в результате действий указанных должностных лиц был незаконно привлечён к уголовной ответственности, что само по себе причинило ему невообразимые моральные страдания, которые длились более года. 

Такой процесс мы могли бы назвать пыткой правосудием, которая, пожалуй, является самой изощренной из всех придуманных человечеством. Нет ничего ужаснее осознания того, что причиной твоих мучений стали люди, призванные искать правду и восстанавливать справедливость. 

В ходе предварительного расследования был обнаружен и исследован дневник потерпевшего. В суде мы ознакомились с ним.

Этот документ является самым красноречивым доказательством того, каким мучениям был подвергнут Йозеф К., когда эти, не побоюсь сказать, «оборотни в мундирах» начали реализовывать свой план.

Мы шаг за шагом видим, что действия подсудимых фактически привели потерпевшего на грань психического расстройства. 

Указанное обвинение подтверждается показаниями свидетелей о том, что подсудимые действовали умышленно и совершенно ясно осознавали, что используют свои властные полномочия в отношении невиновного лица.

Изъятыми документами в полном объеме подтверждается, что подсудимые приняли решение о привлечении потерпевшего к уголовной ответственности в нарушение действующего законодательства и без предусмотренных законом оснований для возникновения уголовной ответственности, то есть совершили преступление, предусмотренное частью 1 статьи 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности).

Не вызывает сомнений, что действия подсудимых, сопряженные с привлечением заведомо невиновного лица к уголовной ответственности, такие как незаконный обыск в жилище, задержание и привод потерпевшего, решение о применении к нему меры пресечения по уголовному делу надлежит квалифицировать как превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия — то есть по части 3 статьи 286 УК РФ.

Признанием подсудимых, показаниями свидетелей, изъятыми у подсудимых документами, орудием преступления, заключением судебно-медицинской и судебно-криминалистической экспертиз установлено, что два палача, вероятно выполняя указание следователя-инспектора с целью сокрытия ранее совершенных преступлений, совершили убийство Йозефа К, то есть совершили преступление, предусмотренное пунктом «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору)

В ходе судебного следствия мы так и не смогли понять, что же стало причиной такого чудовищного финала: убийцы не просто лишили жизни человека, они поглумились над самой идеей правосудия. 

Сторона обвинения считает, что показания подсудимых  о том, что их действия обусловлены «выполнением приказа главного обвинителя» не могут быть приняты во внимание, так как явная преступность приказа была очевидна для всех без исключения лиц, находящихся сегодня в зале суда.

Сторона обвинения полагает, что раскаяние подсудимых является формальным, направленным на избежание уголовной ответственности. Дерзость совершенных преступлений и степень их общественной опасности позволяют утверждать, что исправление указанных лиц невозможно без изоляции от общества. 

Подсудимые, лишившие жизни потерпевшего, по мнению обвинения, заслуживают максимально строгого наказания, предусмотренного санкцией части 2 статьи 105 УК РФ, так как содеянное ими позволяет утверждать, что они противопоставили себя обществу и его интересам, а потому должны быть изолированы на максимальный срок в целях обеспечения безопасности наших граждан.

На основании вышеизложенного, прошу суд:

— признать всех подсудимых виновными в совершении инкриминируемых преступлений;

— следователю-инспектору, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 299 УК РФ, назначить наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

— стражам Францу и Виллему, обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 286 УК РФ, в виде наказания назначить 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

— каждому из подсудимых, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного пунктами «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ, назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

* — Имена чиновников РАПСИ не называет с целью сохранения их чести и возможности продолжения работы в госорганах в случае вынесения оправдательного приговора.

Следующее заседание по делу чиновников, в ходе которого защита представит свои доказательства и озвучит позицию, состоится 18 июля в 19.00.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190717/301500089.html

Статья 91. Основания задержания подозреваемого

Статья обвинение в совершении преступления

Статья 91. Основания задержания подозреваемого

1. Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

2.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 94П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейский Суд, установив нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с чрезмерной продолжительностью содержания заявителя под стражей, сослался на прецедентную практику по другим делам, по которым были установлены факты аналогичных нарушений в связи с тем, что суды продлевали срок содержания заявителей под стражей, опираясь в основном на тяжесть обвинения, не приводя конкретных фактов, имеющих отношение к делу, не оценив личной ситуации каждого и не рассмотрев возможности применения альтернативных мер пресечения.

30 июля 2014 года Усубян был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 91П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Рудаков О.Н., судимый по приговору Ленинского районного суда г. Пензы от 19 марта 2001 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 19 августа 2002 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 13 дней, был задержан 24 июня 2009 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 90П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Евстратов С.А., был задержан 23 декабря 2008 г. в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 101П17Требование: О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейский Суд по правам человека констатировал нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с чрезмерно длительным содержанием заявителя под стражей, что является основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Сморчков А.В. был задержан 10 апреля 2008 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 35П17Требование: О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение п. 3 ст.

5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

ДАНИЛЕНКО С.В., 15 ноября 2012 года был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 87П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Зябкин В.Л. судимый: 26 декабря 2005 г. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах и заниматься правоохранительной деятельностью сроком на 3 года; 25 мая 2006 г. по ч. 1 ст. 228.

1 УК РФ (3 преступления) к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ — к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден на основании постановления суда от 7 апреля 2009 г. условно-досрочно на 2 месяца 19 дней, был задержан 11 октября 2009 г. в соответствии со ст. ст.

91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 82П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Бражников С.А. был задержан 28 августа 2007 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 76П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания заявителя под стражей по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения его свободы.

Нагучев Р.С. был задержан 28 июня 2011 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 63П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания заявителя под стражей до вынесения приговора по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения свободы, а также нарушение подпункта «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при принятии судебного решения, что также повлекло за собой незаконное содержание заявителя под стражей.

НЕКРАСОВ С.А., был задержан 23 ноября 2004 года в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 126, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 60П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что национальные суды продлевали срок содержания заявителя под стражей, ссылаясь, главным образом, на тяжесть обвинения и используя стереотипную формулировку без учета конкретной ситуации или альтернативных мер пресечения, то есть по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения свободы.

Мохаммед Махмуд, 28 мая 2012 года был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-1/razdel-iv/glava-12/statja-91/

Заведомо ложный донос, ответственность, состав преступления

Статья обвинение в совершении преступления

В соответствии со ст.141 УПК РФ, каждый гражданин имеет право устно или письменно обратиться в правоохранительные органы с заявлением о совершённом преступлении. Письменное заявление подписывается обратившимся в правоохранительные органы лицом.

Устное заявление о преступлении заносится в протокол, содержащий сведения о заявителе, документах, удостоверяющих его личность, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление.

Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания. 

Согласно ч.6 ст.141 УПК РФ заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.

Таким образом, ответственность за заведомо ложный донос предусмотрена ст.306 УК РФ. При этом уголовная ответственность наступает только за заведомо ложное сообщение о преступлении, т.е.

о виновно совершённом общественно опасном деянии, запрещённом УК РФ под угрозой наказания.

Состав преступления, предусматривающего ответственность за заведомо ложный донос (ст.306 УК РФ)

Ст.306 УК РФ находится в главе 31 УК РФ, т.е. состав данного преступления отнесён к преступлениям против правосудия.Основным объектом преступления, предусматривающего ответственность за заведомо ложный донос, является нормальная деятельность правоохранительных органов, суда при производстве уголовных дел.

В качестве дополнительного непосредственного объекта могут выступать интересы личности, круг общественных отношений, обеспечивающих честь и достоинство личности.

В некоторых случаях могут появляться также факультативные объекты, например, в случае причинения ущерба имуществу вследствие вынесения неправосудного приговора, производства следственных действий.

Опасность данного преступления заключается в дестабилизации работы системы правосудия, препятствии полному и всестороннему расследованию дела.

Оно посягает на нормальную деятельность органов суда, прокуратуры, предварительного следствия и дознания по осуществлению уголовного преследования.

В результате ложного доноса органы следствия тратят силы и средства на раскрытие несовершённого преступления, либо, в случае, если преступление было совершено, идут по ложному следу, упуская шанс найти настоящего преступника.

Когда ложный донос делается в отношении определённого лица, то нарушаются интересы данного лица, особенно в случае его задержании, привлечения к уголовной ответственности, осуждению. Кроме того, ложные доносы, которые не пресекаются правоохранительными органами, порождают в обществе чувство неуверенности, незащищенности, несправедливости.

Объективная сторона состава преступления

характеризуется активными действиями, которые заключаются в заведомо ложном сообщении о совершении преступления.Под доносом о совершении преступления понимается сообщение правоохранительным органам о якобы готовящемся или совершенном преступлении или лице, в нем участвующем.

Ложный донос предполагает сообщение лицом полностью или частично не соответствующей действительности информации.

Ложность сообщаемых сведений может выражаться в сообщении о преступлении, которого фактически не было, указании на невиновное лицо, которое якобы его совершило, либо обвинении заведомо невиновного лица в реально существующем преступлении. Ложные сведения могут касаться различных обстоятельств совершения преступления, т.е. места, времени, способа и т.д.

Таким образом, информация, содержащаяся в заведомо ложном доносе, обладает следующими признаками:

• она не должна соответствовать действительности;• она должна содержать все четыре элемента состава преступления, т.е. объект, объективную сторону, субъективную сторону и субъекта преступления.

Данная информация может быть как устной, так и письменной, при этом неправильная правовая оценка деяния не образует состава ложного доноса.В законе нет указания на органы и должностные лица, ложный донос которым образует состав преступления.

Ими являются органы, осуществляющие борьбу с преступностью: полиция, прокуратура, органы следствия, органы Федеральной службы безопасности и др.

Также, наличие состава рассматриваемого преступления будет и в случае ложного доноса органам, которые согласно их функциям обязаны передавать сообщения о совершении преступления органам и должностным лицам, которые наделены правом осуществлять уголовное преследование, т.е. органам государственной власти, органам местного самоуправления.

Согласно ст.15 УПК суд не является органом, осуществляющим уголовное преследование. Однако по делам частного обвинения, указанным в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, т.е. ст.ст.115, 116, ч.1 ст. 129, 130 УК РФ, заявление о преступлении принимает мировой судья (ст. 318 УПК РФ).

Если в результате производства по такому делу мировой судья установит, что имеет место заведомо ложный донос в отношении определенного лица, то помимо вынесения оправдательного приговора он должен направить информационное письмо о факте заведомо ложного доноса в орган, осуществляющий уголовное преследование, вместе с имеющимися у него материалами.

Состав ложного доноса формальный

, преступление считается оконченным с момента поступления в указанные органы ложного сообщения о совершении преступления независимо от того, было ли возбуждено уголовное дело по данному факту, однако данное обстоятельство может быть учтено судом.

Субъективная сторона состава ложного доноса характеризуется прямым умыслом, т.е. лицо осознаёт заведомую ложность сообщаемых им сведений лицу или органу, осуществляющему борьбу с преступностью, либо иному органу, обязанному сообщить о совершенном преступлении.

Также лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

Наличие мотива и цели на квалификацию данного преступления не оказывают влияния. Однако ложный донос, как правило, совершается из мести, зависти, а целью может быть возбуждение уголовного дела и привлечение конкретного лица к уголовной ответственности.

Субъектом преступления

, предусматривающего ответственность за заведомо ложный донос, является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Однако субъектом данного преступления не может быть лицо, которое оговаривает само себя.Часть 2 ст.

306 УК РФ является квалифицированным видом ложного доноса и предусматривает ответственность за ложный донос о совершении преступления, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, т.е. категорий преступлений, указанных в ч. ч. 4, 5 ст. 15.

Для наличия состава данного преступления требуется, чтобы виновный обвинял другое лицо в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Однако ложное сообщение о совершении тяжкого или особо тяжкого преступления без указания виновных не образует состава преступления.Часть 3 ст.

306 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за заведомо ложный донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения. В данном случае виновный усиливает «достоверность» сообщаемых им сведений различными способами и средствами (например, инсценируется кража, взлом, наносятся ссадины, повреждается имущество, и т.п.).

Следует иметь в виду, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма является специальной нормой по отношению к заведомо ложному доносу и ответственность за него предусматривается ст.207 УК РФ.

Источник: https://pravo163.ru/zavedomo-lozhnyj-donos-otvetstvennost-sostav-prestupleniya/

Уловки следствия. Типичные способы маскировки незаконности заключения под стражу

Статья обвинение в совершении преступления

Зачастую органы предварительного расследования располагают доказательствами, делающими возможным не только подозревать лицо в совершении преступления небольшой (средней) тяжести, но и, безусловно, в течение 10 суток собрать доказательства, которые позволят на законных основаниях предъявить лицу обвинение в совершении такого преступления. И такое обвинение предъявляется. Лицо становится обвиняемым. Однако этого им мало. Обвинения лица в совершении впервые преступления небольшой (средней) тяжести обычно недостаточно для убеждения суда в необходимости избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Гораздо легче это сделать в отношении задержанного, который якобы совершил несколько преступлений или не только преступление небольшой (средней) тяжести, но и особо тяжкое преступление.

Кто задержан?

С одной стороны, задержание в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ обвиняемого законом не предусмотрено так же, как и задержание свидетеля (потерпевшего и др.). В статьях 91 и 92 УПК РФ речь идет о задержании лишь подозреваемого.

С другой стороны, ст. 100 УПК РФ требует немедленно отменить меру пресечения, если в течение 10 (45) дней после задержания в соответствии со ст.

91 и 92 УПК РФ лицу не предъявлено обвинение в совершении того преступления, в связи с подозрением в котором он был задержан.

Что же делают наши доблестные стражи порядка? Они инициируют возбуждение уголовного дела о другом преступлении (других преступлениях) либо используют уже возбужденное уголовное дело о нераскрытом преступлении. Лицо (обвиняемого по другому делу) задерживают по подозрению в совершении «нового» (нередко которое якобы было совершено несколько лет назад) преступления.

Дело на этом основании соединяют с делом, по которому он уже наделен статусом обвиняемого. И орган предварительного расследования возбуждает перед судом ходатайство об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, умалчивая о требовании ст.

100 УПК РФ, наличии у лица статуса подозреваемого, невозможности задержания обвиняемого и об отсутствии доказательств, позволяющих предъявить ему обвинение в совершении преступлений, к которым он будто бы причастен.

Таким путем правоохранительные органы создают видимость законности при незаконном содержании лица под стражей.

Способы вуалирования

В своем постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу следователь, а затем в постановлении об избрании названной меры пресечения суд обосновывают наличие фактических оснований заключения лица под стражу и, главное, невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения подозрением лица в совершении ряда преступлений (тяжкого или особо тяжкого преступления), но избирают меру пресечения в виде заключения под стражу обвиняемому, а не лицу, наделенному двумя статусами: обвиняемого по одному эпизоду и подозреваемого по другим (другому). Требование ст. 100 УПК РФ, обязывающее предъявить заключенному под стражу подозреваемому не позднее 10 (45) суток с момента его задержания обвинение в совершении преступления, в причастности к которому он подозревался, игнорируется. «Забывают» органы предварительного расследования и о требовании ст. 100 УПК РФ, согласно которому если в вышеуказанный срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Это один способ. Другой способ состоит также из двух этапов. Сначала лицо задерживается, и ему избирается мера пресечения в виде заключения под стражу в связи с подозрением в особо тяжком преступлении.

Затем возбуждается уголовное дело о преступлении небольшой (средней) тяжести. Дела соединяются и в 10-дневный срок с момента задержания лицу предъявляется обвинение в совершении преступления небольшой (средней) тяжести.

Обвинение же в совершении особо тяжкого преступления уже никогда не предъявляется.

Лицо продолжает находиться под стражей (несколько месяцев) до момента возбуждения ходатайства о продлении срока содержания под стражей.

И только если суд, рассматривающий вопрос о продлении срока содержания под стражей, обратит внимание на незаконность избрания искомой меры пресечения, требование ст.

100 УПК РФ (несвоевременно, с явным и прямым нарушением правила о немедленности) выполняется – мера пресечения отменяется.

Пример

Так, Московским городским судом 2 июля 2015 года по делу № 10-9264 было вынесено Апелляционное постановление, которым обвиняемая В. освобождена из-под стражи, а постановление нижестоящего суда о продлении срока содержания ее под стражей отменено. Апелляционная инстанция следующим образом обосновала собственное решение.

«14 апреля 2015 года Пресненским МРСО СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В. 17 апреля 2015 года была задержана по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

18 апреля 2015 года на основании постановления Пресненского районного суда г. Москвы В., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

При этом в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суд дал оценку обоснованности подозрения В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемой (статьи 91 и 92 УПК РФ); наличию предусмотренных статьей 100 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения до предъявления обвинения.

Впоследствии 23 апреля 2015 года в отношении В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в этот же день данное уголовное дело соединено в одно производство с уголовным делом, возбужденным 14 апреля 2015 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

24 апреля 2015 года В. предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Однако обвинение В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, по подозрению в совершении которого она была задержана, а впоследствии заключена под стражу, в установленный ч. 1 ст. 100 УПК РФ срок так и не было предъявлено.

Предъявление В. обвинения по ч. 4 ст.

159 УК РФ не может являться основанием для содержания ее под стражей и дальнейшего продления срока содержания под стражей, поскольку основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.

97, 99 УПК РФ, учитывались судом исходя из подозрения В. в совершении конкретного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, при изложенных в постановлении обстоятельствах.

Вышеизложенное не было учтено судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей В.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что постановление суда подлежит отмене, поскольку принято с нарушением норм уголовно-процессуального закона».

Обоснование незаконности заключения под стражу

Это пример «счастливого» разрешения вопроса об освобождении незаконно содержащейся под стражей обвиняемой, после реализации правоохранительными органами в отношении нее второго способа, замаскированного под законное безусловно незаконного содержания лица под стражей. Между тем большинство вышеуказанных доводов апелляционной инстанции могут быть использованы и при обосновании незаконности содержания обвиняемого под стражей в ходе применения первого способа.

Ведь и в случае, когда «обвиняемому» (а в действительности лицу с двойственным статусом: обвиняемого и подозреваемого) избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, «в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суд» дает «оценку обоснованности подозрения» этого лица «в совершении преступления», обвинение по которому ему своевременно не предъявляется, «а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемой (статьи 91 и 92 УПК РФ)». «Основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. 97, 99 УПК РФ, учитывались судом исходя из подозрения» лица «в совершении конкретного преступления… при изложенных в постановлении обстоятельствах».

Причем в рассматриваемой ситуации обычно суд умалчивает о двойственном статусе (обвиняемого и подозреваемого) лица, в отношении которого избирается мера пресечения, и поэтому не дает никакого анализа «предусмотренных статьей 100 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения до предъявления обвинения». Что является еще одним свидетельством существенного нарушения требований уголовно-процессуального закона при избрании судом меры пресечения в виде заключения под стражу.

«При таких обстоятельствах», действительно, «постановление суда» об избрании искомой меры пресечения «подлежит отмене, поскольку принято с нарушением норм уголовно-процессуального закона».

Отменяйте постановление раньше

Решения об освобождении обвиняемого из-под стражи можно ждать от суда, который будет рассматривать вопрос о продлении срока содержания лица под стражей. Но оправданно ли столь долгое ожидание? Несомненно нет.

Указанные обстоятельства следует доложить апелляционной инстанции, которой будут проверяться законность и обоснованность постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Они свидетельствуют о незаконности избрания судом меры пресечения в виде заключения под стражу, тем более когда избранная ранее обвиняемому мера пресечения (до его задержания) ни разу не была нарушена.

Если к моменту судебного заседания в апелляционной инстанции установленный ст. 100 УПК РФ срок истек, а органы предварительного расследования не представили в суд документы, свидетельствующие о выполнении требований ст.

100 УПК РФ (о предъявлении обвинения), избранная мера пресечения должна быть отменена уже в связи с одним лишь требованием ч. 1 или ч. 2 ст. 100 УПК РФ. То обстоятельство, что законодатель призывает к немедленной отмене меры пресечения при непредъявлении в указанный в ст.

100 УПК РФ срок обвинения, не позволяет суду апелляционной инстанции «переложить рассмотрение» этого вопроса на суд, избравший меру пресечения.

Суд апелляционной инстанции в искомой ситуации при наличии к тому оснований вправе избрать меру пресечения, но уже не в отношении лица, наделенного двойным статусом (обвиняемого и подозреваемого), а лишь в отношении обвиняемого.

При вынесении этого решения, с одной стороны, не должно учитываться подозрение лица в совершении иных преступлений.

С другой стороны, исследованию подлежит также вопрос поведения обвиняемого в ходе применения к нему ранее меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Притом, несомненно, если (а такое случается) избранная ранее в отношении подозреваемого мера пресечения, к примеру подписка о невыезде, не была отменена специальным постановлением следователя (дознавателя и др.), в резолютивной части постановления суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствует упоминание о ранее избранной в отношении обвиняемого подписке о невыезде, последняя продолжает свое действие (после отмены решения о заключении его под стражу). 

Источник: https://www.eg-online.ru/article/323479/

ПоддержкаГраждан
Добавить комментарий